Уважаемые министры, у вас кадавр!

В России сформирован новый кабинет министров. Я глубоко убеждена, что ни один из них не прочтёт этого текста, но я очень надеюсь, что какие-то мои сограждане прочтут, а уж как слово отзовётся — остаётся только гадать.

Я много думала о сложившейся политической ситуации. И положение, в котором не мы, а я лично оказалась, я давно определяю для себя как «между двумя обкомами».

Первый, условно демократическо-либеральный — он, на мой взгляд, — абсолютная секта с чётким поведенческим катехизисом, с людоедской этикой, которую принято называть рукопожатностью, с очевидно партийным мышлением.

Задайте мне вопрос на любую тему, и я скажу, что думает по этому поводу либеральный обком. Весь, целиком.

Я всегда считала себя человеком скорее либеральных взглядов, именно поэтому смотреть на это движение мне было попросту больно. Я убеждена что там, где коллективное берет верх над индивидуальным, ничего хорошего вырасти не может.

Доходило до идиотизма — кино, литература — все стало восприниматься либеральным обкомом сквозь призму политических взглядов. «Своя» страта критиков, искусствоведов.

Пусси райот — искусство, потому что против Путина, Павленский — искусство потому же, Лимонов — не писатель, а Михалков — не режиссер.

И все последние годы я эту секту высмеивала, полагая, что стою на позициях здравого смысла. Будучи убеждённой, что люди, коллективно марширующие с айфоном по бульвару — большая и жалкая имитация общественной жизни, а никакая не политическая сила.

фото: facebook.com/pg/navalny

И совершенно упустила из вида другую группу и другую тенденцию, с которой нос к носу все чаще сталкиваюсь в последнее время — я пишу о квазипатриотах.

Оговорюсь сразу — я не о тех спокойных и мыслящих людях, которые просто любят свою страну и по мере сил для неё что-то делают. Я говорю об абсолютно оголтелой группе граждан, голос которой начинает звучать все громче и громче в политическом пространстве.

Пока власть (которую я не буду критиковать, потому что никакой критики она не выдерживает) принимала странные законы — об оскорблённых чувствах верующих, о запрете усыновления иностранными гражданами российских сирот, о гей-пропаганде — эта самая группа все выше поднимала голову и крепла.

То, что вчера казалось пещерным невежеством и абсолютным отсутствием элементарной этики — становилось трендом.

Расскажи мне кто лет десять, да даже пять назад, что люди с высшим образованием станут распинать и требовать посадить кого бы то ни было за неудачную шутку по телевизору — я бы просто не поверила. А сегодня наблюдаю с растущим ужасом.

Я видела, как тысячи людей, прикрываясь не то иконой, не то портретом царя, требовали насильственного для жителей Екатеринбурга возведения храма. Немыслимая, казалось бы, история, учитывая проведённый в городе опрос. Я не знаю, с чем это связано. Вряд ли, с религиозными чувствами. Ведь казалось бы — православие про иное, не про «огнём и мечом». Нельзя вести к Христу насильно. А плевать!

Меня совершенно не пугают решения власти, я от неё хорошего исторически не жду. Меня пугает та степень озверения, которая овладела целой группой моих соотечественников.

Каюсь, ставила эксперименты: писала какой-либо текст в фейсбуке со словами-триггерами и точно, пофамильно могла назвать комментаторов, лидеров мнений, которые придут и громко заявят о своих патриотических чувствах. Почти дословно предсказывала — что именно напишут, какими словами и для кого в этот раз потребуют жёстких мер.

фото: wallpapers.99px.ru

Ведь самое страшное во всей этой истории, лично для меня страшное, что власть, возможно — по своей глупости, беспрерывным поощрением слепых идеологических порывов взрастила настоящего кадавра. Которому объяснили, что религиозные чувства, патриотические чувства, уездно-мещанская любовь к березынькам — не просто частные переживания, а мера воздействия и даже наказания неугодных.

Лично видела, как неплохой художник, человек, кажется, с учёной степенью, призывал к расправам за неудачную шутку. При горячей поддержке многочисленных единомышленников.

Расцвела и окрепла культура доносов. В моем детстве, начиная с детского сада, стукачей, мягко говоря, не уважали, старались не иметь с ними дела. Сегодня люди с обеих сторон идеологического водораздела не стесняясь строчат друг на друга кляузы. И хорошо б, если бы они это делали тайком. Оповестить соцсети о письме на работу неугодному пользователю перестало быть стыдным.

Также, как мужчине перестало казаться стыдным оскорбить, например, женщину (упомянув её внешность, возраст и прочее) — исключительно по идеологическому признаку. И пойти дальше. Под аплодисменты, причем.

У меня есть одно глубокое убеждение — политические взгляды у человека могут быть какие угодно. Это совершенно не влияет на моё лично отношение к нему. Но когда власть начинает законодательно поддерживать и медийно поощрять сладострастные, людоедские желания определённой группы граждан — эту самую власть эта самая группа граждан в первую очередь и съест.

А лично мне бы этого наблюдать не хотелось, я читала учебник истории.

И когда квазипатриоты пишут о хипстерах с айфончиками «если эти придут к власти…» — мне смешно. Потому что «эти» даже отделы в собственных корпорациях, где работают, никогда не возглавят.

А вот те взрослые и грамотные люди, которые убеждены, что за тексты в интернетиках можно сажать в тюрьму, за шутки по телевизору — лишать карьеры, что необходимо вернуть смертную казнь — вот эти люди пугают меня гораздо сильнее. Тем более, свергать им никого не придётся — им открыты все двери, им не нужно брать Зимний, они уже почти там.

фото обложки: pixabay.com

Картина дня

))}
Loading...
наверх